Русский путь Ольги Шейпак

Ольга Шейпак

     В мае 2020 года Издательский дом «Алдоор» выпустил книгу «Тарбагатай». Автор романа – Ольга Шейпак, член Союза писателей России, прозаик, автор художественных и публицистических книг. Лауреат Всероссийской литературной премии имени И.А. Гончарова, Всероссийской православной литературной премии им. Св. Александра Невского.

     Этот роман Ольга Георгиевна задумала давно, после очередного путешествия по Бурятии, родным местам, где жили ее предки. Забайкальских старообрядцев здесь называют семейскими: во времена правления Екатерины II их семьями высылали из Гомельской Ветки (территория Речи Посполитой) в Забайкалье. Поиски истоков родословной привели писателя в XVII век к церковному расколу, к побегу предков из Москвы после казни протопопа Аввакума, а затем и И.А. Хованского.

     Раскол и сопутствующие ему исторические события XVII века ярко отражены в нашумевших произведениях Владимира Личутина и Николая Коняева, других известных авторов. Сейчас много и открыто пишется о том, что никонианство внесло в православие чуждые ему западные элементы. В романе Николая Коняева «Аввакумов костер» разоблачается Никоновский идеал: могущественная Церковь, контролирующая все сферы жизни. Недаром опорой Никона в осуществлении церковной реформы стали тайные католики.

     Приступая к работе над романам, Ольга Шейпак многократно консультировалась с Николаем Коняевым по вопросам раскола, изучала работы известных исследователей старообрядчества: Ю.П. Кутузова, Н.И. Субботина, К.М. Товбина, А.В. Пыжикова. Но если у Владимира Личутина трилогия «Раскол» – масштабная историческая эпопея, то «Тарбагатай» Ольги Шейпак – семейная сага, где на фоне исторического полотна раскручиваются драматические личностные конфликты, напрямую связанные с вопросами веры и христианского служения.

     В аннотации сказано: книга о любви, о подлинной, неисчерпаемой любви. Но что такое любовь в представлении писателя? На первой стороне обложки читаем: «Только великая любовь открывает путь к спасению». На обратной стороне – цитата Ивана Ильина: «Злоба стала доктриною. А это значит, пришел час заговорить о любви и встать на ее защиту». Вот почему Ольга Шейпак в интервью на сайте «Росписатель» говорит: «Я встала на защиту Любви как истины». Это признание отражает ее духовную позицию: только через любовь к Христу можно дорасти до любви к родине и роду, к земле, на которой живешь, ко всем людям, независимо от вероисповедания. Это единственно верный путь к спасению.

     Восхищаясь семейскими старообрядцами, Ольга Шейпак не идеализирует их. Обратимся еще раз к ее интервью:

     – Я должна была показать, что древлеправославие к концу ХХ века зашло в тупик. Невозможность причастия ослабила духовный огонь семейских, у них появилось чувство превосходства над иноверцами, оно отдалило их от живого Христа. Главный герой романа – Илларион – один из немногих, кто не гнушается общения с бурятами и сибиряками, его конфликт с Дарьей и другими семейскими – конфликт веры и христианской любви. Но если бы я в душе не восторгалась семейскими, не было бы и романа. Их есть за что уважать. О них с восторгом писали декабристы, Ф.М. Достоевский, В.Г. Распутин. Все исследователи отмечали их трудолюбие, высокую культуру земледелия, порядочность и честность. Семейским близко товарищество, они жили общиной с XVII века, имели общую казну. «Помочь» сельчанам, у которых не хватало мужских рук, сохранялась до конца ХХ века. 300 лет они стерегли древнее апостольское Слово. Что ими двигало? Глубоко погрузившись в тему раскола и староверия, я пришла к неожиданному для себя выводу. Теперь, когда язык поруган, стоит всерьез задуматься: а ведь древность сакральна, и Слово, изначально данное, сакрально.

     Действительно, не потому ли в последнее время заметно возрос интерес к старообрядчеству? Один из героев романа «Тарбагатай», старец Иоасаф (глава II, начало раскола, XVII век) наставляет Егория, которому предстоит пройти нелегкий путь изгнания: «Слово живое стеречь надо. Как оно у апостолов изначально записано, так из рода в род переходить должно. Слово немереную силу имеет. И небо приближает так, что конечная правда видна как на ладони».

     Читая роман далее, мы узнаем, как сам Егорий и его потомки берегли древнее апостольское Слово. Глупо рассматривать этот факт как простое упрямство. Старообрядческая культура сохранила ментальность древней православной Руси. В тот период народ воспринимал Русь как святую землю с особым присутствием Бога. При всей своей смиренности русские люди гордились древнерусским православием, греческому христианству они придавали второстепенное значение, а Русь называли богоизбранным Израилем и Третьим Римом.

     Сегодня, когда глобалисты подмяли под себя полмира, Русский мир вспомнил, что у него – свой путь. Русский путь. Многовековое староверие не угасло в нашем сознании, закрепилось на генном уровне, а это значит, нами нельзя манипулировать, мы не воспринимаем никакие идеологические версии, навязанные извне.

Вот почему мы можем говорить о романе «Тарбагатай» как об актуальном и очень своевременном произведении. «На этом названии строится сверхзадача романа, – говорит Ольга Шейпак. – Мне важно было воссоздать честную картину мира. Тарбагатай для меня не просто географическая точка – это символ твердости духа и веры, залог верного исторического пути. Если Россия является святой землей, значит, она способна решать судьбы мира».

     Невольно вспомнишь Валентина Распутина и его оценку старообрядчества: «Мы должны быть благодарны старообрядчеству за то, в первую очередь, что на добрых три столетия оно продлило Русь в её обычаях, верованиях, обрядах, песне, характере, устоях и лице».

     Рассуждая о философской стороне романа «Тарбагатай», не могу не остановиться на самой сильной стороне творчества Ольги Шейпак: умении живописать родную природу. Она благодарит Бога за то, что ей дано было родиться близ Байкала, а деда и отца – за воспитание.

     – Природа Забайкалья всегда в моем сердце. Она одухотворена. Так воспринимал ее мой дед. Отец говорил о Селенге как о своенравной женщине, о Байкале – как о суровом старике. Как только на Селенге начинался ледоход, мы ехали на рыбалку, и отец окунал нас, дочерей, поочередно в воду, отгоняя плывущие льдины. По характеру я – Селенга. Горячность, упертость, энергия, быстрота течения – все от нее. Я любила бывать в дедовом зимовье за Убукункой – мы с отцом шишковали там каждую осень. В октябре он брал отпуск и уходил в тайгу соболятничать. Нас, дочерей, научил метко стрелять, ориентироваться в тайге, ценить лес и все его дары».

     Острый, напряженный сюжет, живые картины природы, любовь, как духовная, так и плотская, яркие, запоминающиеся судьбы – всё это интересно широкому кругу читателей, независимо от вкусов и интересов, философского мировоззрения и вероисповедания.

Действие захватывает с первых страниц, роман читается на одном дыхании. Хочется погрузиться в природу Забайкалья и культуру семейских. Не случайно духовная культура тарбагатайских семейских объявлена «шедевром устного и нематериального наследия человечества» и находится под охраной ЮНЕСКО.

 

Наталья Цуканова, генеральный директор издательства «Алдоор», член Союза писателей РФ.

Над Селенгой
Над Селенгой
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в twitter
Поделиться в email
Scroll Up Пролистать наверх